foto1
История Руси и Человечества
foto1
Пробуждение Сознания
foto1
Реальные Знания
foto1
Закономерность и безконечность жизни
foto1
Звёздное прошлое Человечества

Наука

Настоящая наука не имеет ничего общего с обслуживанием «денежных мешков» и военно-промышленного комплекса паразитов, чем занят сегодня практически весь сегодняшний «учёный мир». Настоящая наука должна заниматься Познанием, изучением реальных законов природы, а не приспособлением мелких, разрозненных осколков знаний к потребностям разных выскочек, нуворишей и спекулянтов

 

РАН: реформа или уничтожение?

РАН: реформа или уничтожение?В защиту проекта министра Д. Ливанова не выступил ни один серьезный ученый

27 июня 2013 года может остаться в русской истории печальной датой. Именно в этот день премьер-министр России открыто объявил о планах по ликвидации старейшего интеллектуального учреждения страны – Российской Академии наук. Конечно, официально говорится о «реформировании Академии», но даже те фрагменты грядущей реформы, которые стали известны со слов членов правительства не оставляют сомнений – речь идет именно о ликвидации.

Первое и главное, о чем поспешили объявить министры – это конфискация имущества РАН. Оно будет передано некоему агентству, подконтрольному правительству РФ. Саму Академию распустят, а на ее базе будет создана некая «государственно-общественная организация Российская академия наук». Название вроде бы то же, но не в нем дело..

 Академия наук – одно из немногих учреждений России, чья история не прервалась в роковом для русской государственности 1917 году. В годы революции вопрос о ее ликвидации ставился неоднократно, но в итоге этого так и не произошло. Советская власть репрессировала неугодных академиков, вливала в ее состав «выдвиженцев» из числа «красной профессуры» и «коммунистической академии», но вопрос о ликвидации так и не был поставлен. Таким образом, нынешняя Российская Академия наук – это та самая академия, что была основана в 1724 году Императором Петром Великим. Юридически упраздняя Академию, нынешний премьер-министр пытается занять место рядом с царем-реформатором...

В заявлении министров можно выделить два основных мотива – стремление завладеть академическим имуществом и «забота о развитии науки в России».

Последнее звучит особенно удивительно. Ведь каждому, кто знаком с реалиями российской политики последних двадцати лет, хорошо известно, что развитие науки, мягко говоря, не относится к числу приоритетов российских властей.

С чего бы вдруг они этим озаботились? А вот стремление получить контроль над имуществом Академии, используемом, по мнению министров, недостаточно эффективно, очень хорошо вписывается в логику последних десятилетий. Сколько уже таких попыток «повысить эффективность» мы наблюдали, и пока нигде не было заметно успехов.

Примечательно, что в выступлениях авторов реформы, и, в первую очередь, министра образования РФ Дмитрия Ливанова будущей судьбе академического имущества уделяется основное внимание. Этот вопрос проработан реформаторами очень тщательно, в отличие от того, что на словах составляет цель реформы – улучшение условий работы научных структур.

Согласно плану министра, часть имущества РАН передается муниципальным и региональным властям. Не случайно среди немногочисленных сторонников «реформы» мы видим губернатора Новосибирской области, которому образцово обустроенный Академгородок Сибирского отделения РАН, наверно, является помехой, наглядно показывая жителям областного центра, что муниципальное хозяйство может быть организовано гораздо лучше, чем областными и городскими властями.

Затем министр предлагает разделить институты и лаборатории РАН на три категории по критерию все той же «эффективности», лучшим – позволят работать дальше, остальные будут «реорганизованы», а оставшиеся – ликвидированы. Кто именно будет оценивать эффективность работы лучших интеллектуальных структур страны, непонятно.

Впрочем, хорошо известно, как именно вверенное управлению Дмитрия Ливанова министерство оценивало эффективность вузов – этот параметр оказался в обратной зависимости от стоимости их недвижимости в центре Москвы и Петербурга.

Неудивительно, что в числе неэффективных оказался, к примеру, МАРХИ, ведь его здания находятся менее чем в километре от Кремля.

Об организации научной деятельности министр образования и науки РФ имеет лишь самое общее представление. Подобными вопросами он никогда не занимался. В свое время он возглавлял Московский институт стали и сплавов - инженерный вуз второго эшелона, т.е. такой, куда поступали люди, провалившиеся на вступительных экзаменах в МВТУ, МИФИ и МФТИ. За свою историю МИСИС подготовил тысячи инженеров, но никогда не занимался подготовкой научных кадров.

Вот уже несколько лет министерство образования и науки пытается реализовать в России американскую модель, где основными научными центрами являются университеты. Но особенных успехов на этом поприще незаметно. Даже лучшие вузы России, такие как МГУ, ВШЭ, МФТИ уступают по числу и качеству научных публикаций институтам Академии.

Может быть, прежде чем ломать, министру следовало бы попробовать решить эту проблему? Создать хотя бы два – три реальных научных центра на базе вверенных ему вузов? Но ломать реально работающие структуры куда проще, чем созидать что-то новое.

Взявший на себя ответственность за реформу премьер-министр Дмитрий Медведев однажды уже пытался создать новый центр научной деятельности в подмосковном Сколково. Со времени старта проекта прошло уже 5 лет. Ни о каких научных успехах этого заведения никто не слышал. Зато в обществе хорошо известны коррупционные скандалы, связанные с деятельностью «инновационного центра». Привлекли они внимание и правоохранительных органов.

Почему эти люди решили, что могут реорганизовать российскую науку?

Безусловно, нынешнее положение Российской Академии наук блестящим не назовешь. Действительно, вина за кризисное состояние РАН во многом лежит и на самой Академии. Обладая и интеллектуальными ресурсами, и определенными материальными и организационными возможностями, Академия за минувшие двадцать лет так и не смогла разработать программу собственной реорганизации. Сила инерции, нежелание что-либо менять,топили многие проекты. Отметим, что и разрабатывать их в условиях постоянной борьбы за существование, которую вели академические структуры все это время, непросто.

Но удивительно, что правительственный план разгрома Академии родился как раз тогда, когда во главе научного сообщества встал человек, предложивший собственную программу выхода из кризиса. Когда РАН, наконец, начала постепенно преодолевать последствия 90-х годов и искать пути дальнейшего развития.

Большой ошибкой Академии, на мой взгляд, стала ее оторванность от современного информационного пространства. Располагая всеми необходимыми ресурсами, РАН не стремилась наладить устойчивые коммуникации с обществом. Ведущее научная организация страны слабо представлена в информационном поле. И это дорого ей обходится сейчас, когда она как никогда нуждается в поддержке общества.

Но может быть, Академия действительно устарела? Может быть, правы те критики, которые говорят, что надо копировать американские, британские, немецкие формы организации научной деятельности, где основную роль играют не академические структуры, а университеты и исследовательские центры?

Спору нет, американская и европейская наука развита и организована куда лучше нашей.

Но есть одно обстоятельство, о котором реформаторы предпочитают не говорить. Бюджет Российской Академии наук составляет около 3 млрд долларов в год. Для сравнения – бюджет одного только Гарвадского университета в США – 3,8 млрд.

А всего в США более сотни университетов и научных центров, чей годовой бюджет превышает миллиард долларов. Таким образом, разница в финансировании науки в России и США достигает двух порядков, т.е. отличается в сотни раз. При таком соотношении, какую эффективную организацию не создавай, соперничать будет сложно.

Но дело не только в деньгах. Научные системы в каждой из стран, имеющих историю развития интеллектуальной деятельности, складывались индивидуально. С учетом особенностей каждой из них. Сосредоточение основного интеллектуального потенциала в Академии наук является не «наследием советского времени», как об этом думает министр образования, а исторической особенностью организации науки в России. Так было до революции, так было в советское время, так остается и сейчас. Несмотря на все усилия министерства образования превратить вверенные ему университеты в научные центры, более 80% публикаций научных исследований на фундаментальные темы приходится на долю Академии наук. Безусловно, зарубежный опыт достоин изучения. Но надо ли его слепо копировать?

Говоря об эффективности РАН, министр идет на откровенный подлог. Журналистам представили график, на котором был показан рост вложений государства в науку и рост числа научных публикаций. Итог, на первый взгляд, неутешителен – денег вложили много, а роста числа и качества работ не получили. Однако большая часть вложений государства пришлась не на академическую, а на ведомственную науку. В том числе сюда включены расходы и на пресловутое Сколково. Здесь и те самые 750 тысяч долларов, пошедшие на оплату лекций и статей небезызвестного Ильи Пономарева. Здесь и расходы корпорации «Роснано», деятельность которой вызвала большие нарекания у Счетной палаты РФ. А вот если посмотреть вложения именно в Академию наук, то можно увидеть, что их рост едва покрывает потери от инфляции. И в этих условиях РАН обеспечивает 80% научной деятельности в стране.

Но на самом деле, еще больше. Ведь большинство специалистов, перешедших в новые научные центры – федеральные университеты и ведомственные НИИ, - это специалисты РАН, работающие либо по совместительству, либо перешедшие в новые структуры на более высокие условия оплаты.

РАН – это базис, на котором стоит российская наука. Выбейте его и страна потеряет не просто худо-бедно работающую структуру, она потеряет будущее.

Чтобы обеспечить своему проекту возможность реализации, его авторы решили пойти на откровенный подкуп. Наряду с мерами по захвату академического имущества и туманными намеками на будущие формы организации научной деятельности, они озвучили и меры, которые, с одной стороны, снизят организационные возможности Академии к сопротивлению, а, с другой - просто подкупают ее нынешних членов.

Во-первых, звание академика девальвируется тем, что уравнивается со званием члена-корреспондента. Во-вторых, в РАН вливаются академики и членкоры медицинской и сельскохозяйственных академий, в-третьих, вводится запрет на прием новых членов и смену руководства Академии в течение трех лет. Видимо, этот срок авторы проекта полагают достаточным для освоения захваченного имущества.

Как компенсацию, всем членам новой академии обещают пожизненную ренту в размере зарплаты мелкого банковского клерка. Уже одно это наглядно показывает, как оценивают «реформаторы» наших ученых.

Поддастся ли Академия на эти посулы? Уже сейчас можно ответить – безусловно нет. Отделения РАН и ее Президиум четко обозначили свое отношение к реформе. В заявлении Сибирского отделения Академии наук сказано:

«Мы расцениваем законопроект, как намерение разгромить сложившуюся эффективную систему организации фундаментальной науки в России, лишить нашу страну главного преимущества в глобальной конкуренции за экономическое развитие... Все это сделано без обсуждения, в обстановке закрытости и келейности, когда обновленное руководство Российской академии наук приступило к реальному реформированию для более эффективной работы... Принятое 27 июня решение Правительства РФ свидетельствует о его несостоятельности и некомпетентности в проблемах развития науки, образования и инноваций в России. На этом основании мы возобновляем наше требование от 25 марта 2013 г. о немедленной отставке Министра образования и науки Д.В .Ливанова». 

Об этом же говорил и недавно избранный президент РАН академик Фортов: «Мы — не ретрограды, но то, что там написано — это уже экстремальщина.

Разделять академию и институты невозможно, - это гибель для всей науки. Институтами могут управлять только ученые. Если законопроект пройдет согласование в Думе, все 400 институтов Академии наук остановят свою работу.

Мы надеемся, что нас все-таки услышат первые люди государства и не дадут вырубить нашу работу, многолетний опыт под корень».

Протестуют не только академики. С протестом выступил профсоюз работников РАН, объединяющий тех самых рядовых ученых, о которых якобы так печется министр образования.

«Реформу» Академии готовили как план агрессии, в глубокой тайне, без обсуждения с общественностью и специалистами. Как выяснилось, даже Совет по науке при министерстве образования Дмитрий Ливанов не счел нужным задействовать в подготовке своего плана.

28 июня члены совета распространили заявление, в котором говорится: «Мы считаем неправильным, что закон, коренным образом меняющий систему организации науки в Российской Федерации, готовился и рассматривался без обсуждения с научной общественностью».

В документе отмечается, что сам совет, созданный министерством для консультаций с представителями научного сообщества, "не только не привлекался для обсуждения проекта этого закона, но даже не был проинформирован о его существовании".

"Считаем необходимым проведение обсуждения этого проекта научным сообществом и, в частности, привлечение к его подготовке Российской академии наук и других государственных академий. Считаем возможным вынесение проекта этого закона на рассмотрение правительства РФ и Государственной Думы только после проведения такого обсуждения".

Потому так и торопятся внести законопроект в Государственную Думу, пока научное сообщество и общество в целом не опомнилось. Голосование по даже не опубликованному на сегодняшний день проекту назначено уже на этот вторник. Наступление на российскую науку ведется в темпе блицкрига...

Показательно, что в защиту «реформы» не выступил ни один серьезный ученый или общественный деятель.

Впрочем, определенная общественная поддержка у «реформаторов» есть. Они нашли ее среди тех, кого называют «болотной оппозицией». Именно там, на форумах и в социальных сетях можно встретить призывы – «давно пора прикончить этого кадавра». Люди, для которых протест против российской государственности стал привычкой, радуются крушению одного из ее традиционных институтов.

Показательно, что те, кто так отчаянно боролся против «мракобесного наступления на науку со стороны Церкви» молчат сейчас, когда над наукой в России нависла реальная угроза.

Первым и главным последствием «реформы», если она будет осуществлена, будет массовое бегство из страны наиболее квалифицированных ученых. Отменяя звание членкора, и замораживая на три года присвоение академических званий вообще, реформаторы наносят целевой удар по честолюбивым планам ученых.

Неясный статус институтов, ликвидация многих из них, ликвидация самой Академии – будет последним аргументом для многих из тех, кто в силу любви к Отечеству по сию пору продолжает заниматься наукой здесь, а не уезжает туда, где для этого созданы лучшие условия.

Сразу после обнародования планов новой «реформы», на многих научных форумах и сообществах в социальных сетях началось обсуждение вопроса об эмиграции. Примечательно, что сразу же активизировались зарубежные «охотники за головами», многие из которых открыто пишут – «хотите заниматься наукой после ликвидации Академии, присылайте резюме нам».

Впрочем, премьер-министр России не видит большой беды в утечке мозгов. 29 мая 2013 года, выступая на встрече с участниками федеральной программы подготовки управленческих кадров, Дмитрий Медведев напомнил свой ответ одному из студентов, говорившему о трудностях и видевшему альтернативу в отъезде из страны: «Скатертью дорога, езжайте! Конечно, нужно стараться стимулировать своих граждан, платить деньги, гранты выдавать ученым. Но насильно никого за рукава держать не надо».

А кто остается? Те, кто, не имея высшего образования, готов «читать лекции» за 30 000 долларов. Доходная деятельность, но к науке не имеющая ни малейшего отношения.

Учреждая Академию наук, в холодный февральский день 1724 года Петр Великий думал о будущем России. Он очень высоко оценивал свое детище и потому придал ему высокий статус в системе Российского государства. Академия наук всегда подчинялась только главе государства. Нынешние реформаторы решили уничтожить и эту привилегию Академии – по их планам она станет подотчетной премьер-министру.

Но утвердить эти планы своей подписью должен будет нынешний президент. Именно его горе-реформаторы хотят сделать ответственным за уничтожение детища Петра Великого.

Именно к Владимиру Путину сейчас обращаются и Академия наук и все вменяемые силы российского общества, понимающие ее значение для страны.

Отвечая в ходе Прямой линии на вопросы граждан о работе министра образования, Президент отметил, что в его работе есть ошибки, но ему надо дать шанс проявить себя. Выступив с крайне непродуманным и катастрофическим по последствиям проектом академической реформы, да еще попытавшись свалить ответственность за нее на главу государства, Дмитрий Ливанов, что называется, проявил себя в полной мере. 

Александр Чекалин