foto1
История Руси и Человечества
foto1
Пробуждение Сознания
foto1
Реальные Знания
foto1
Закономерность и безконечность жизни
foto1
Звёздное прошлое Человечества

Факты, мнения и гипотезы

Мысль человеческая никогда не стоит на месте, поиск истины это процесс, который невозможно остановить и который, единожды начавшийся бесконечен. Можно помешать этому процессу, направить по ложному пути, но остановить нельзя. С приходом Дня Сварога все больше русов пробуждается от многовекового сна разума, чтобы продолжить движение нашей цивилизации по пути разумного развития. Опыт нашей цивилизации труден и тернист, нам нужно многое осмыслить и понять, чтобы вернуться к Законам Гармонии Мироздания. В этом разделе размещены материалы, которые на основе действительных фактов помогут нам оценить и понять нашу реальную действительность и пути дальнейшего движения.

 

Долгие мытарства коротких мозгов...

dmkmЧеловек с развитым мышлением, продукт цивилизации – обладает способностью к прогнозированию, благодаря которому может ЗАРАНЕЕ предсказывать результаты типичных ситуаций. Дикарю такой человек кажется оракулом, магом: «вот я сейчас нажму на кнопку, и загорится лампочка!».
Дикарь не понимает, как методом изучения причинно-следственных связей ЗАРАНЕЕ предсказывать итоги событий, которые ещё не произошли, только разворачиваются.

Для человека, неспособного к анализу, дикого и первобытного умом, всякий майдан – упоительно-новое и восхитительно-непредсказуемое приключение, когда впереди – полная неизвестность и оптимистичный простор для радужных надежд.

Библия таким наивным дикарям сказала ещё в Ветхом Завете: «нет ничего нового под Солнцем»[1].

А Шекспир повторил, заменив Солнце Луной. Конечно, есть 1% исключения (иначе не было бы Нового Завета после Ветхого), но в 99% случаев «новое» действительно, банально, старо, и разумному человеку давно известно. Ему необязательно включать известный механизм, чтобы узнать, как этот механизм сработает.

«Перестройка» – экстаз площадной лихорадки и истерически-взвинченного пустословия – единожды начавшись, никак не уймётся, словно хроническая болезнь, вызвавшая множество осложнений. И всё, что мы видим сегодня в Минске, Карабахе, Киргизии, а вчера видели на Украине – прямые и предсказуемые следствия «перестройки».

Это «вторая», а точнее, «очередная» часть «марлезонского балета». И, как пелось в перестроечной песне – «эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки».

Почему? Почему у «перестройки» есть начало, но нет конца?

Потому что у самой «перестройки» тоже есть прямая и очевидная причина: деградация, одичание, отупение, утрата способности взрослеть у человека патологически-инфантильных поколений.

Теряя наследие цивилизации, развитое аналитическое мышление, духовно дичающий человек теряет и способности прогнозировать, «предсказывать» события в типичной ситуации. А раз так – то всякая ситуация, сколь бы часто не повторялась – для дикаря новая.

У него нет ни умственных способностей, ни сколько-нибудь долгой памяти, ни умения сравнивать аналоги.

Чем хорошо «новое»? Тем, что все те обиды, неприятности, недочёты и досадные огрехи, которые присущи прежнему – в «новом» ЕЩЁ ПОКА не состоялись. А поскольку навыки рационального прогнозирования утеряны, то профилактики бедствий не получается. Всякому несчастью нужно вначале случится – чтобы только потом, по факту, о нём начали говорить и думать. А пока оно не случилось – сколь бы предсказуемым они ни было – о нём не говорят и не думают. В самом деле, зачем обсуждать то, чего ещё нет?!

Чем более дремучим и примитивным становится невзрослеющий человек (инфантил) – тем большим обаянием окутывает его «новое», безупречное в силу того, что ещё не состоялось. Прежнее-то уже успело обидеть и «достать», и надоесть, а с «новым» ничего такого не связано, ему адресуют самые вычурные и экзотические надежды…

Одичание человека имеет очевидное, предсказуемое следствие: одичавший становится очень падок на всякую «новизну», на всё, что моложе 3-5 лет, потому что глубже его мозг аквариумной рыбки не запоминает, и всё, что было глубже по времени – уже забыто, и воспринимается, как «новое».

У «человека разумного», пока он принадлежит к этому виду, не вернувшись в приматы – нет деления на «новое и старое». У него совершенно иная шкала сортировки: «полезное – вредное – бесполезное». Именно этим, а вовсе не возрастом, определяется отношение «человека разумного» к предметам и событиям.

Если вещь полезна – при чём тут её новизна или «старомодность»? Сколько лет логике Аристотеля или таблице Пифагора? Они всяко старше фашизма на много веков, но мы же не по «новизне» явления оцениваем, а по их пользе или вредности!

Но для определения пользы или вредности нужны прогностические и эвристические способности разума, поколениями второй половины ХХ века уже во многом утраченные.

А в таком состоянии очень популярен становится лозунг «сменяемости власти», потому что слепая, животная жажда новизны вытесняет оценочную рациональность пользы и вреда. То, что существует давно – накапливает в себе обиды и претензии, а то, что ново – чисто технически не успело ещё никаких обид и претензий накопить.

Дикарь не видит в политике политика – он видит в политике ритуальный талисман, жертвенное животное (на чём играет масонство, подсовывая дикарям «фиктивную власть для битья» в рамках «двухэтажной» конструкции власти). Дикарю безразлично, успешен политик или нет, правильный курс он ведёт, или неправильный, умело или неумело. Для тупого человека – власть не профессия, а только пир. А кто ж не справится с ролью обжоры?!

И дикарь думает, что и с ролью лидера любой справится – лишь бы их почаще менять…

С точки зрения цивилизации, конечно, профессионально-пригодный лидер, способный править мудро – на вес золота и такими не раскидываются. Если у этого получается – отнюдь не факт, что у сменщика, «кота в мешке», тоже получится, дело сложное и страшное…

Цивилизация переживает, когда какой-то великий деятель вдруг умер в расцвете сил, не успев завершить своих великих начинаний. О том, чтобы по настоящему великого деятеля истории убрать пораньше и поскорее – и речи нет! Наоборот, печалит тот факт, что смерть вырвет его из наших рядов. Сталин правил 30 лет, а когда умер – весь народ плакал. Народ понимал, что теперь неизвестно что будет, и действительно, началось чёрти-что…

Но понять ценность мудрости великого правителя и опасность неглубокой хитрости проходимца, пролезающего во власть с «чёрного хода» – могут только разумные люди. Для человека одичавшего и тупого – частая смена правителей представляется, как повышение шанса самому попасть наверх.

Ничего дальше этого призрачного шанса тупой человек не видит.

Любые бедствия и катастрофы – раз они пока не случились – не рассматриваются.

А когда они случатся – поздно уже будет их рассматривать!

Каждый новый «цветной» путч в рамках американской стратегии «управляемого хаоса» доказывает всё ярче и страшнее: евробыдло не имеет связного мышления. Не имея такового – неспособно учится. Ведь учиться – это учитывать! Чужие ошибки, собственные, если не хватило ума научится на чужих…

По этой причине:

Евробыдло не имеет представлений о протяжённости времени. Оно существует в режиме карнавала, здесь и сейчас. Прошлое безнадёжно забывается, не учитывается, а рациональные прогнозы на будущее заменены наркотическими галлюцинациями беспочвенного фантазёрства, жалкого в своей детской неразвитости.

Пока одни (евробыдло) ничего в устройстве жизни на земле не понимают – другие (их кукловоды, манипулирующие их жалкими животными страстишками) – занимаются ПРОГРАММИРОВАНИЕМ ОТЛОЖЕННОЙ КАТАСТРОФЫ.

Простейший пример организации отложенной катастрофы – бомба с часовым механизмом. Взрыв уже очевиден сапёру, но ПОКА не случился. Часики тикают, давая минёру возможность уйти подальше, и вообще обеспечить себе алиби на момент взрыва.

Запад программирует отложенные катастрофы умышленно, манипулируемое им евробыдло – неосознанно. Именно так, неосознанно, не желая сам того, человек, наступивший на пехотную мину – САМ (собственным весом) приводит в действие её взрывной механизм. И формально это его выбор – не наступал бы, не взорвалась бы, ногу тебе не оторвала! Но ты САМ ВЫБРАЛ наступить.

Есть шпионы-диверсанты, но ведь есть же и искренняя демшиза, и её даже больше (в количественном отношении). Демшиза добровольно и с энтузиазмом идёт на минное поле, своими ногами, потому что там написано «танцпол» и лампочки рекламы завлекательно горят.

Можно, конечно, ругать подлую хитрость минёров, но это контрпродуктивно: минёры заранее знали, что и зачем делали. Куда важнее обличать тупость тех, кто раз за разом идёт на минные поля, так и не сумев понять, что поля могут быть заминированы.

Так мышь раз за разом лезет за сыром в мышеловку, не меняющую конструкции, а рыба раз за разом клюёт на один и тот же крючок с наживкой. Ума нет понять, что это приспособление для убийства таких, как ты!

Перед фактом физического господства господ над рабами и убийц над жертвами – всегда (потому что материальное вторично) бывает интеллектуальное превосходство. Убийца сумел придумать капкан, ловушку, которую жертва не смогла понять. Убийца и поработитель победил сперва в логомахии[2], в гносеомахии[3], а только потом уже во плоти.

Несомненный успех Запада в захвате примитивных мозгов евробыдла в порабощаемых Западом странах – это переключение мышления толпы из логики будней в логику досуга. «Борьба за свободу», с точки зрения рациональной, в её западническом формате выступающая, как бессмысленная и беспощадная – становится привлекательной в логике фестиваля, карнавала, народных гуляний, развлекательного шутовства.

Логика досуга отличается от логики созидания так же кардинально, как логика войны от логики мира[4].

Если созидание – есть преемственно-поступательный непрерывный процесс, в котором будущее планируется сегодня, послезавтра проектируется уже позавчера, то досуг – замкнут сам в себе. Созидательное действие подчинено цели, развлечение же – самоцель.

Если вы построили дом – то будете потом в нём долгие годы жить.

А если посмеялись над анекдотом – то что? Ну, посмеялись и посмеялись, дело закрыто, второй раз тот же анекдот слушать уже не смешно…

Конечно, вид «человек разумный» прекрасно и изначально понимает разницу между трудом и отдыхом, понимает, почему отдых, досуг, не может заменить собой труд и созидание. Досуг приятен, лёгок, но бесплоден. Труд, может быть напряжённым и утомительным, но он плодовит.

Это и есть ключевая разница между кривляниями на маскараде в маске сказочного существа – и созидательным планомерным трудом. Стройка оставляет после себя объект, имеющий важное и долгосрочное жизненное значение. А карнавал – только горы мусора и похмелье.

Когда человек, растленный изобилием благ, немыслимым для Средних Веков (и даже 1913 года!) перестаёт быть «человеком разумным», теряет способность выходить из детского состояния в ответственное, сознательное взрослое состояние, из состояния иждивенца-плаксы в состояние гражданина и защитника – детские фантазии начинают вытеснять из политики всё серьёзное. Они начинают теснить всё состоятельное, обстоятельное, обоснованное и доказанное горьким опытом веков (написанное кровью экспериментов, которые человечество в назидании потомкам поставило само над собой).

Инфантильный человек развёрнут пустой и ветреной головой к бесконечному празднику и вечному отпуску, к сладостям и десертам, как и положено несмышлёному ребёнку (а он и в 50 – тринадцатилетний).

Что в итоге? «Борьба за свободу» и «свержение тирана» превращаются в инструменты, используемые неадекватно. Потому что в режиме карнавала и «свобода» непонятно что, и «тиран» – не пойми с чего стал тираном, это всё условности игровой ситуации.

- Мы хотим поиграть – говорят так и не повзрослевшие седые дети – мы будем как будто смелые карбонарии… А ты будешь как будто тиран… Мы понарошку на тебя накричим, потому что это игра такая… А ты понарошку убежишь…

В 1917 году под «свободой» понимали права человека: на землю, на заводы, на труд, на пенсию в старости или по болезни, на достойную долю в распределении благ, на грамотность и образование, медицинскую помощь, на признание личных достижений и т.п. Люди в 1917 году ещё не свихнулись, чтобы считать «свободой» власть американского посла в своей стране – без всяких условий и оговорок.

И тиран был в 1917 году тираном – не потому что у него усы, или что он «долго сидит». Идиотские детские претензии насчёт того, что «лицо надоело» – в первой половине ХХ века подняли бы на смех! Какое лицо, причём тут лицо, причём тут – сколько лет он правит?!

Если он проводит правильную политику – то пусть сидит 150 лет, все только радоваться будут его долголетию! Тиран-то он потому, что что-то неправильно делает, и это не даёт жить, дышать, лишает огромные массы людей средств к существованию, хлеба насущного и элементарной защищённости! Ему, тирану, это предъявляют – а не лицо, и не годы!

-Вот какие у нас сознательные люди! – восхищается на «Эхе Москвы» известная либералка – Ничего им не нужно, ни зарплат, ни пенсий, ни уровня жизни – только честные выборы!

Но ведь понимать её нужно строго наоборот: какие же у нас несознательные и инфантильные люди, если им ничего реального не нужно, а бегают они толпой за какими-то оценочными химерами!

Почему? – строго спрашивает меня читатель – Почему?!

Потому что игра (карнавал) – есть модель поведения, извлечённая из причинно-следственной цепи.

Игра ведь не имеет объективных причин: мы её начинаем, если хотим, а не хотим – так и не начнём. Игра не вытекает из предыдущей жизни ребёнка: если он играет в пирата, то не факт, что он вырос у моря, он, может быть, родился в бескрайних степях под Уфой, и никакого моря рядом нет – оттого ещё интереснее поиграть в морского разбойника.

Не имея принудительно-объективных причин, игра не имеет и обязательных последствий. Поиграли мы в пиратов и забыли. Если мы реально были пиратами – то нас и через десятки лет могут за это отловить и повесить. А вот за игру – спроса быть не может. Поиграли, и кончили играть, и вернулись к бабушкам с мамами вечером ужинать…

Психология майдауна, «борцуна с режЫмом» – тоже вынута из причинно-следственной связи. Как и положено игре, она начинается «по приколу», а потом развивается как спортивный азарт. Человек может довести истерическую возгонку самого себя до самосожжения (о чём и факты имеются) – но всё это на пустом месте!

Без основательных причин, и без каких-то разумно-предполагаемых последствий. Ну, а что вы хотите от детей, играющих в игру?!

Для Ленина «свергнуть тирана» никогда не было самоцелью (формально он и сам тиран и узурпатор власти). Для него свергнуть тирана – значит, открыть дорогу к электрификации и советизации, всеобучу и индустриализации, к ликвидации сословий и классов, к отмене деления людей на сорта и т.п.

Структура власти Ленина, Сталина – мало отличается от царской, и вопрос не в структуре, а в том, на что и для чего использовалась власть.

Понимаете, танк – он и есть танк, он по сути орудие убийства, и глупо ужасаться наличию у него пушки и пулемётов! Важно то, в чьих руках танк, для чего используется – а так-то все танки в мире очень похожи, имеют очень много одинаковых признаков, свойственных боевой машине.

То же самое и власть. Важно – каковы у неё цели, потому что строение её всегда будет примерно одинаково. Если власть не будет убивать – убьют её саму. Всегда есть те, кто власть люто ненавидит: плохую власть ненавидят хорошие люди, а хорошую – плохие люди. Всегда есть те, кто пытается свергнуть власть – и она обязана опираться на карательный аппарат, иначе её саму расстреляют «альтернативные» каратели.

Это люди понимали всегда, и прекрасно понимали. Перестали это понимать только свихнувшиеся поколения второй половины ХХ века, когда каждое поколение стало рождаться тупее и примитивнее предыдущего.

То, что если тебе не нравится расстреливающий Сталин – то ты получишь расстреливающего Франко. А если не нравится террор Франко – ты получишь террор от Сталина. Ты всё равно получишь террор – вопрос только кто и для чего этот террор использует!

Переключённый в режим игры, погруженный в виртуальный мир компьютерных игр, майдаун имеет особую психологию, которую отличает деструктивное мышление. Он не изучает мир и устройство мира – а выдумывает их в соответствии со своими желаниями. Он не воспринимает ни биосферу, ни историческое пространство, ни законы цивилизации как объективную реальность.

В режиме игры всё может стать причиной всего. Дети могут придумать, что листочек – это денежка, палочка – ключ от всех дверей, скрещенные руки «я в домике» – домовладение, и т.п. И потому виртуализированный майдаун «борется с тираном за свободу» в своём вымышленном мире по логике, придуманной им же для этого вымышленного мира. А раз так – и мироздание своё, и логика своя – то все концы с концами сходятся!

Прыгнуть с крыши, и пока не размазало об асфальт – искренне думать, что летишь (это и называется «состоянием свободного полёта»).

В игре не повзрослевшего игромана (а таких в наших города миллионы инфантильных голов) – есть свои, игровые бонусы, и свой, игровой финиш. Этот финиш, поскольку речь идёт о детской игре – самоцель. У Ленина и Сталина со «свержением тирана» всё только начиналось, это была лишь увертюра перед делами, по-настоящему важными для настоящих, взрослых людей.

Свержение тирана само по себе не воздвигнет ДнепроГЭС или сталинградский тракторный завод, отсутствие царя само по себе не гарантирует появления ни космодромов, ни атомных станций, ни новых сортов пшеницы, ни мичуринских яблок. Свержение тирании для Ленина – вовсе не план, а первый пункт обширного плана великих работ, обдуманных задолго до свержения тирана.

Для майдауна свержение тирана – это «Game over». Мы играли, мы поставили себе азартную, замешанную на адреналине, цель игры: «грохнуть» и «завалить» действующую власть. Не то, что бы она нас сильно допекала – просто она имела несчастье оказаться на пути у разгулявшихся поддатых хулиганов. Возвращалась вечером домой – а навстречу компания искателей приключений и острых ощущений с ножами и кастетами…

- Знаешь, власть, «ничего личного, только удаль». Была бы на твоём месте другая – мы бы и в другую «коктейль Молотова» швырнули бы!  Знаешь, какой драйв и какие острые ощущения?!

Говоря одной фразой – в основе майданных баррикад – не социальные, а хулиганские мотивы поведения.

Никаких социальных проектов у них нет. Они не для каких-то далеко идущих планов, а, как и положено хулиганству – самоцель:

- За что ты бил гражданина Иванова? Не знаю, захотелось подраться… Я не знал, что он Иванов, вижу, идёт кто-то в сумерках, а кулаки чешутся…

А поскольку это очевидным образом так (после украинской удручающей периодике майданов это видно с кристальной ясностью) – то в «свержении тирана» и заключается награда свергателей. А больше ни в чём.

Ведь человек, разбивший на улице фонарь – не думал этим что-то обеспечить себе или другим людям. Его награда в том, что он ловко метнул камень, попал в лампочку, и теперь может гордиться этим.

Псевдореволюция движима не жизненно-важными потребностями масс, а спортивным азартом болельщиков (часто, как вы знаете, впадающих в экстаз вплоть до кровавых драк после матча). «Ура, мы сделали это!».

А что, собственно, вы сделали?!

Разнесли в хлам стадион и несколько человек покалечили? И что, вам за это зарплату прибавят, квартиру расширят, пенсию приблизят?! Рабочий день снизят, безработицу ликвидируют?!

Спортивный азарт и вся его нешуточная истерия могут закончится:

- Тюремным сроком для хулигана-фаната

- Ничем.

Спорт – это ведь игра. Ходить на матчи, в отличии от работы – необязательно. Болей за кого хочешь, но победа любимой команды ничего в твоей реальной жизни не улучшит, а поражение – не ухудшит.

Вся эта незрелая психология инфантила – учтена и мастерски используется в растлевающих технологиях «мягкой силы».

И по итогам «спортивного азарта фанатов» будет гуманитарная и цивилизационная катастрофа.

Просто для одних это известно и ожидаемо.

А для других (пушечного мяса псевдореволюций) – в очередной раз станет неприятной неожиданностью.

- Мы не этого хотели…

Ясен перец, прыгая с крыши, вы хотели летать, а не разбиться.

Проблема лишь в том, что природа естества под ваши «хотелки» никогда не подстраивается…

Виктор Евлогин

 

[1] Слова Екклесиаста, сына Давидова, царя в Иерусалиме. Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас.

[2] Логомахия – дословно, «война языков». Когда одни называют боевиков «террористами», а другие «борцами за свободу», «революционерами», и главный вопрос: чей оценочный логос приживётся, станет сильнее?

[3] Гносеомахия – дословно, «война познаний». Успех или провал исследований мира, ведущийся враждебными сторонами, скорость и качество перевооружения передовой наукой перед лицом противника.

[4] Если на войне партизан пустил локомотив под откос, то это героизм и за это твоё правительство тебе за это орден даёт. И прославляет. А если на том же самом месте поезд пустили под откос в мирное время – то это страшное преступление и оно строго карается. Потому так важно понимать – война ли на дворе настала, или же мирное время продолжается! Ибо логика мира на войне – предательство, дезертирство, а логика войны в условиях мира – преступление, злодейство.